«На благо каждой семьи и всего города»



 Каждый день приближает нас к юбилею города. Ярославль прихорашивается, строится и одновременно продолжает жить обычной, повседневной жизнью с её заботами. Обо всём этом – наш разговор с мэром Виктором Владимировичем Волончунасом.

– Как стало известно, подготовку и празднование 1000-летия Ярославля возглавил Президент Российской Федерации. Откройте какие-то детали этого решения, Виктор Владимирович, о которых, может быть, не сообщалось, прокомментируйте само решение. И вообще, что это нам даст?

– То, что президент Дмитрий Анатольевич Медведев дал согласие возглавить государ­ственную комиссию по подготовке к 1000-летию города, во-первых, придаст особый статус этому мероприятию и, во-вторых, наверняка обеспечит соответ­ствующие имиджевые последствия юбилея. Тем самым признаётся историческая роль города в истории России. Город основан Ярославом Владимировичем, в будущем наречённым Мудрым, князем киевским, создавшим потом «Русскую правду», первый юридический документ, сформулировавший правовую основу государства. Велика роль города в освободительном движении 1612 года, последствием которого тоже стало укрепление российской государственности. Возглавив комиссию по подготовке к юбилею, Дмитрий Анатольевич, как мы надеемся, поддержит идею проведения в Ярославле крупного общероссийского форума, посвящённого проблемам укрепления государственности, который мог бы стать событием и международного значения. Послужить, в частности, укреплению контактов с Украиной.

Высокий статус юбилея Ярославля, обретённый после решения президента, не означает поэтому просто возможность получить под него какие-то деньги. Это не так. Я думаю, губернатор Сергей Алексеевич Вахруков очень продуманно изложил позицию ярославцев в связи с юбилеем, их понимание этой даты, связанное с культурным и историческим наследием. И именно это понимание было поддержано Президентом Российской Федерации.

– Подготовка к юбилею предполагает целый комплекс мероприятий, большин­ство из них связано со строительством. Что-то уже делается, что-то ещё предстоит начать. Какие основные задачи нужно решить в оставшиеся два года?

– Всё, что написано в плане подготовки к 1000-летию, и есть основные задачи. Завершение строительства нового моста через Волгу – большая и «денежная» работа, почти на 8 млрд. рублей. Карабулинская развязка, которой предстоит снять напряжение с Московского прос­пекта, – до 1000-летия нужно войти в эту программу, сделать её по крайней мере на треть, чтобы полностью завершить до 2013 года. Строительство концертного зала и связанное с ним развитие поймы Которосли. Площадь Труда и её окружение: реконструкция стадиона «Шинник», застройка территории бывшего трамвайного депо, реконструкция цирка, Бутусовского парка, Большой Октябрьской улицы.

Ну и, конечно, строительство жилья, расселение аварийных и ветхих домов. Ввод таких новых объектов, как перинатальный центр, корпуса больницы имени Соловьёва, зоопарк. Значимость этих дел, может быть, и разная, но все они для людей и очень нужны ярославцам.

«Изюминкой» же, конечно, станет Успенский собор, Стрелка, берегоукрепление, памятник 1000-летию на нижнем ярусе Стрелки. Как видите, очень крупные задачи. До сих пор в таких масштабах город ещё никогда не обновлялся. Если за оставшиеся два года сделаем всё, что намечено, то впишем ещё одну яркую страницу в историческую летопись Ярославля.

– «Северный край» писал о большом массиве индивидуальных жилых домов на Суздалке, построенных по плану развития города в 1950-е годы. Тогда это называлось тем же словом, что в ходу сейчас – нацпроект. Дома крепкие, каменные, с садами вокруг, но местами нет водопровода, канализации, плохие дороги. Будет ли этот массив благоустраиваться и когда? И не пойдёт ли он «под бульдозер» в связи с нынешними планами застройки города?

– Я бы хотел отделить одно от другого. То, что называется развитием малоэтажного строительства и что поддерживается государством в целях увеличения объёмов строительства жилья как нацпроект – это одно. Мы напрямую в этот нацпроект сейчас не попали, потому что у нас нет таких достаточно крупных территорий. С другой стороны, у нас есть большие сектора частной застройки во всех районах города, в том числе Суздальский посёлок. Руководство города занимается част­ным сектором не первый год. Прежде всего мы стали помогать с газом, сейчас газификация частного сектора уже на стадии завершения. Помогали жителям по прокладке водопровода. Но с канализацией вопрос не решён. Слив шёл в ямы, жители стали сами себя подтапливать на придомовой территории. Почему? У города не было денег и у населения тоже. Сейчас надо выпутываться из этой ситуации. Вместе с инициативными людьми, такими, как прекрасная староста на той же Суздалке, о которой недавно писала ваша газета, стали действовать. Жители подготовили проект, мы его доработали, и работы по прокладке канализации начались.

Но они оказались значительно дороже, чем предполагалось. Укладка канализации полностью разрушает дороги, требует больших объёмов земляных работ и в результате оборачивается стоимостью в ряде случаев просто неподъёмной.

Поэтому на Суздалке мы остановились на том, что выполнили работы по прокладке водопровода и канализации на 23 млн. рублей. В этом году первая очередь будет закончена, в том числе с благоустройством дорог. Вторая очередь стоит порядка 40 млн. рублей – так что мы приступим к ней может быть не сразу. Тем не менее каждый год какие-то вложения в частный сектор делаются, и весьма существенные. Мы исходим из того, что когда будут коммуникации, дороги – там произойдёт модернизация частной застройки. Появятся более комфортные дома, более красивыми и удобными станут все эти улицы.

– Можно вас понять так, что в планах дальнейшего развития города нет ликвидации этого массива индивидуальных частных домов?

– Да! Если есть такие слухи, то это просто путаница. Мы реорганизуем производственный комплекс совхоза «Новосёлки». Коров, которые там есть, мы можем спокойно передать в крепкие хозяйства, где для этого есть все условия. Значительно меньшими по размерам будут обновлённые теплицы. Они займут территорию от одного до двух гектаров. Их будет достаточно, чтобы обеспечивать город цветочной продукцией. На остальной территории (это примерно 40 гектаров) предстоит заложить питомник крупногабаритных деревьев для нужд паркового хозяйства и благоустройства города. Недавно приобретена специальная техника, способная бережно пересаживать взрослые деревья высотой около 10 метров. Сейчас она занимается посадкой деревьев на разделительной полосе прос­пекта Фрунзе.

Большие посадки будут в «Соколе». Предстоит благоустройство парка от Вечного огня до Успенского собора. Подготовлен проект реконструкции зелёной зоны. Надо здесь, на мой взгляд, сажать подготовленные крупные саженцы, чтобы не нарушать красоту этого великолепного парка. Цветы и деревья для города – это и будет главной задачей «Новосёлок». Частные дома реорганизация «Новосёлок» никак не затронет.

– Ярославль богат памятниками. Есть очень известные, есть такие, которые открываются буквально на наших глазах, и мы становимся свидетелями их возрождения к 1000-летию города. В то же время «Северный край» дважды писал о великолепной старинной усадьбе Коковцевых в Новосёлках. Она связана с именем участника войны 1812 – 1814 годов Н. Н. Коковцева и председателя совета министров России с 1911 по 1914 год В. Н. Коковцева. Местные жители хлопочут о создании на этой базе культурного центра. В ответ на их обращение бывший председатель государственной комиссии по подготовке к 1000-летию Ярославля Герман Греф прислал письмо руководству города с просьбой принять участие в судьбе усадьбы в рамках подготовки к юбилею. Будет ли это сделано? Не пострадает ли великолепный ансамбль XVIII – XIX веков в связи с развитием города?

– Да, судя по исторической справке, усадьба была и, вероятно, она была красивая. Сейчас, к сожалению, этого не скажешь. Некоторые наши депутаты за то, чтобы сделать там музей. Поддерживаю, что проработку надо делать и параллельно решать вопросы расселения и статуса всей территории усадьбы. Если этим станет заниматься частник, хуже не будет, в городе уже есть такие примеры – будем смотреть вместе, как к этому приблизиться. Хотя я не вижу возможности, чтобы в ближайшие два года город мог бы участвовать в этом средствами бюджета: затраты там очень приличные. А вот как использовать этот объект в дальнейшем, чтобы его не потерять, надо посчитать и подумать. Я познакомился с материалами заседания депутат­ской группы и согласен с тем, что нужна хорошая проработка. Там дано поручение Владимиру Михайловичу Смирнову потрудиться вместе с администрацией района. Пока делать выводы преждевременно. А сама идея имеет под собой хорошую почву и вправе развиваться.

– Просчитана ли экономическая целесообразность однорельсового трамвая, о котором говорят как об одном из амбициозных проектов к 1000-летию города? И вообще, расскажите о нём подробнее. В других городах он есть?

– В России такого трамвая нет. Мы нарабатываем этот проект, проводя консультации в Минтрансе РФ. Существует идея создания нового внутригородского транспортного сред­ства для страны. Мы предлагаем Ярославль как место для реализации пилотного проекта. Конечно, при условии финансовой поддержки Минтранса и Правительства РФ. Чтобы попасть в пилотный проект, нужно представить транспортную схему со всеми расчётами и предложить площадку для размещения производства таких трамваев для России.

Наш интерес в том, что это новые рабочие места прежде всего для квалифицированных специалистов, высвободившихся в своё время с заводов дизельной аппаратуры, моторного, с железной дороги и других предприятий машиностроения. Если мы войдём в пилотный проект, то получим, кроме того, софинансирование для приобретения этого подвижного состава и строительства соответствующего дорожного полотна. Транспортная схема и технико-экономическое обоснование будут готовы через неделю-другую. Предполагается задействовать этот трамвай прежде всего для реконструкции Большой Октябрьской улицы и для всего маршрута Ярославль-Главный – Большая Октябрьская – «пятёрка». Не трогая существующий трамвай, который ходит в Брагино. 

Монорельсовый трамвай – на резиновом ходу, рельс используется только как токосъёмник. Часть пути он может проходить вообще без монорельса – на аккумуляторах. Он значительно расширяет возможности использования улиц, а следовательно, создаёт новые условия для развития города.

– За границей он где-то есть?

– Есть во Франции. Я видел подобные вагоны в Страсбурге и других городах.

– А мы не «изобретаем велосипед»?

– Такой трамвай отработан в Европе. А в нашей полосе, в российских климатических условиях, ещё никогда не применялся. Суть проекта в том, чтобы приспособить его к нашим условиям. До сих пор на российский рынок с ним никто не выходил. За это лето мы должны определиться и поставить окончательную точку – входим мы в пилотный проект или нет. Если не получится, то рассматривается как минимум два запасных варианта по рекон­струкции Большой Октябрьской улицы с использованием привычного транспорта. Ведь на параллельной с ней Которосльной набережной к юбилею города появится концертный зал на полторы тысячи зрителей, и вопрос: как их перевозить – один из тех, над которым мы тоже сейчас ломаем голову. Улицу Большую Октябрьскую надо сделать в течение 2009 года обязательно, дальше в нынешнем виде она жить просто не сможет.

Конечно, всё, что касается монорельсового трамвая, вызывает большое беспокойство работников трамвайно-троллейбусного управления. Им кажется, что их начнут сокращать, ущемлять и т. д. Могу заверить: им работы хватит. Трамваи и троллейбусы, которые сейчас ходят в городе, никуда не денутся. Больше того, мы такие маршруты будем развивать.

– Могут ли городские власти повлиять на сокращение очередей в поликлиниках?

– Мы этой проблемой сейчас занимаемся и областной департамент здравоохранения тоже – по поручению губернатора. Проблема возникла вслед­ствие того, что терапевтам была добавлена зарплата, и некоторые врачи узких специальностей ушли. Сейчас нарабатываются предложения губернатору, чтобы принять согласованное решение. Есть два варианта. Первый – увеличить количество врачей общей практики, то есть тех же терапевтов, но специализированных в более широком плане. Но это долгосрочная программа. Второй вариант – ввести доплату определённой категории специалистов. Кто возьмёт это на себя, ещё предстоит определить. Сделать всё это хотелось бы не затягивая, я думаю, в течение лета.

– После ликвидации гастронома на углу улиц Кирова и Первомайской в самом центре не осталось ни одного крупного продовольственного магазина. Правильно ли это? Есть и другие места, где «пусто». Контролируется ли в городе структура торговли?

– Контролируется. Там, где есть необходимость торговать продовольственными товарами и товарами первой необходимости, применяется и админист­ративный ресурс. Но сейчас я пока не вижу такой ситуации, чтобы где-то потребовалось вмешательство. Центральный гастроном приватизировали потому, что он не был востребован. Представляете, гастроном работал с убытком! По моему поручению мне представили перечень 28 магазинов в центре, которые обеспечивают людей продовольствием. Кажется, достаточно. Но при этом идёт «плач» по центральному гастроному. Почему-то считается, что на Центральном рынке мясо, колбаса и прочее, причём, не с лотка, а в магазинах, хуже, чем в любом супермаркете. Но это не так. На Центральном рынке работают ветслужба, санитарный контроль.

Да и вообще в городе нет такой ситуации, чтобы продавали золото, обувь, мебель, а купить поесть было негде. Много небольших магазинов, но там и хлеб, и молоко, и сметану купишь, и, извините, «бутылку». Есть некоторые обиды у жителей микрорайона «Сокол»: там строительство магазинов шаговой доступности пока отстаёт от строительства жилья. Но они строятся, и скоро эта проблема там снимется.

– Для многих туристов основной туристический объект в городе – Волга. Сейчас он практически не используется, гости города подчас не могут прокатиться на теплоходе, о чём мечтают все. Нет коротких рейсов – на ту сторону и обратно, на Которосли нет вёсельных лодок. Как сделать, чтобы Волга и Которосль использовались на радость всем?

– Волга уже используется: каждое утро к нам приходят прекрасные теплоходы, есть трамвайчики, которые курсируют вверх и вниз. Много катеров, яхт появилось. У городского парка есть возможность использовать гребные лодки, водные велосипеды. Но мне кажется, если бы существовал повышенный спрос, то администрация парка давно бы отреагировала. Есть, согласитесь, и такая проблема, как поведение людей на воде. Зона отдыха в пойме Которосли будет развиваться, увеличится и количество услуг для отдыхающих, может быть, и без лёгких вёсельных лодок не обойдёмся!

– Месяц назад умер Михаил Фёдорович Флегонтов, каменщик-реставратор номер один в Ярославле. В городе есть несколько мастеров-позолотчиков, которые уже в 2000-е годы реставрировали парадные залы Московского Кремля. Есть у нас уникальные реставраторы живописи. Но таких людей становится всё меньше, а реставрацией всё чаще занимаются пришлые. Как сделать, чтобы в канун 1000-летия города максимально задействовать собственных мастеров и создать условия, чтобы их мастерство не ушло вместе с ними?

– Действительно, есть люди, которые как вехи в реставрации. Некоторые из них ушли, но есть другие, которые народились и работают. На здании военного госпиталя, например, будет работать давно известная фирма «Ярреставрация». Есть школа иконописи у Николая Мухина. Умело создают изразцы на Норском керамическом заводе. Так что не всё у нас растеряно. Другое дело, что эта сфера перемещается сейчас в зону предпринимательства. И здесь, если у человека золотые руки, то он и при деле, и при деньгах. А вот монополизации этой сферы одной фирмой, как раньше, теперь нет. Сейчас введены лицензии, и тот, кто имеет эту «охранную грамоту» и опыт работы, может конкурировать с кем угодно. Трудиться на благо своей семьи и своего родного города.

 Татьяна Егорова




Сайт 1000-летия Ярославля 1000letie.ru